NME Awards Tour 2013 прокатился по Великобритании с оглушительным успехом, привезя главных инди-героев прошедшего и нынешнего годов в 13 городов. Его завершение в столичной Brixton Academy с самого начала обещало стать событием достаточным, чтобы ради него одного сорваться в Лондон в не самый погожий месяц — февраль. Peace, Palma Violets, Miles Kane, Django Django… Лайнап, на первый взгляд, мог показаться неочевидным и даже слабоватым, но на деле, когда стихла последняя нота заключительного шоу, ничего большего и пожелать было нельзя.

Вашей покорной слуге компанию в Брикстоне составили две прекрасные девушки, уже побывавшие на шоу NME Awards Tour в Манчестере. И если моих спутниц в первую очередь привлекала возможность увидеть удивительного и искрометного Майлза Кейна, то я проделала весь путь из Москвы с целью лицезреть всего лишь начинающих бирмингемцев Peace. В конечном счете мы решили совместить наши впечатления в этом ревью так, чтобы все самые яркие и положительные эмоции были освещены, а все несущественное и негативное осталось нетронуто.

Мы приехали достаточно рано, чтобы претендовать на первый ряд. Правда, мне предстояло забрать мой билет в кассе перед самым открытием дверей, но для таких, как я, оказался предусмотрен отдельный вход. В итоге своих позиций я не потеряла, а благодаря верным друзьям, даже после посещения гардероба оказалась в первом ряду. И для меня, скажу я вам, это было необычайно важно, ведь все последние месяцы были скрашены предвкушением этого момента — живое выступление Peace! Или даже точнее — живое исполнение одного из их хит-синглов — Wraith.

Минуты ожидания прошли в обсуждении неуместности колонн и балконов такого стиля внутри здания и предположениях, что здесь располагалось до концертной площадки. Наконец, на сцене появились первые герои вечера — Peace.

Peace. Photo by Richard Gray. Source: http://thefourohfive.com

Чем подкупают эти четыре хипповатых парня, по крайней мере меня, это своей поражающей несовременностью, естественностью и музыкальностью. Пожалуй, их живые выступления еще можно назвать сыроватыми, тем более, в Брикстоне конкретно у них и звук был настроен не по высшему классу. То и дело риффы оказывались сдобрены заметным хрипом, а порой визгом. В дополнение фронтмен Харрисон Койзер был под заметным «настроением», не всегда попадая сходу в гитарные педали… Однако, в этот вечер никто другой не выходил на сцену до такой степени просто играть музыку, не пытаясь развлекать публику, заигрывать с ней и друг другом, возбуждать или поощрять присутствующих.

С первых нот квартет из Би-Тауна вбрасывает публику в свою уникальную атмосферу, когда Харри поет узнаваемым стонущим голосом, то и дело дергая будто бы случайные струны, его старший брат Сэм меланхолично покачивается с басом в стиле Алекса Джеймса, ударник Доминик Бойс сосредоточенно стучит, а гитарист Даг Касл бродит по сцене с таким видом, будто и не пытается произвести ни на кого впечатление своими манипуляциями с гитарой. Вот вырвавшийся из интро в виде Harlem Shake хитовый боевик Bloodshake взрывает зал, и начинается настоящая движуха. Харри интересуется, хочет ли публика «кое-чего волшебного», и начинает звучать Wraith, ради живой версии которой я и затеяла эту поездку. Невероятную композицию парни доигрывают до конца — с завершающей инструментальной частью, которую порой опускают в своих сольных выступлениях. От этих аккордов уже теряется ощущение реальности… Правда, лично у меня, потому что друзья тут же интересуются: «Миссия выполнена?» И я, без того лишенная дара речи, слышу робкие струнные и проникновенный вокал California Daze. Когда вступают ударные, зал поет, впрочем, пел он и на Bloodshake, и на Wraith. Закрывает сет бирмингемцев их недавно переизданный сингл Follow Baby, и я уже не могу наверняка сказать, какая из песен Peace лучшая, тем более, какая лучше звучит живьем. С последней нотой парни очень просто прощаются и, многократно оборачиваясь помахать залу, удаляются.

Мне кажется, что для меня вечер закончен, разве что, я бы не отказалась еще от 3 сетов Peace… Но мы в первом ряду, и следующие по плану любимцы NME Palma Violets, восторгов по поводу которых никто из нас троих на тот момент не разделял.

Palma Violets. Photo by Richard Gray. Source: http://thefourohfive.com

Однако, принципом вечера было получать удовольствие во чтобы то ни стало, и то, с каким бешеным энтузиазмом публика принимала моднейших инди-рокеров, не позволяло расслабиться и выпасть из общего настроя ни на секунду. Толпа прыгала, пускала волны, кричала тексты и, казалось, пыталась раскачать и перевернуть зал, что не могло не заражать желанием увидеть в группе на сцене что-то особенное. Справедливости ради, парни играли действительно отлично, ибо умеют, и настройка на этот раз не подкачала. Однако материал — довольно типичное гитарное инди, не приправленное особыми ударениями во что-то по-настоящему старое или что-то сугубо новое, кроме, разве что, спорных выкриков басиста Чилли Джессона, — все же оставило нас, как слушателей, равнодушными. Тем не менее, не петь на Best Of Friends, их главном хите, было совершенно невозможно, как и не порадоваться закрывающей 14, которая, к слову, действительно выделилась для меня на их дебютном альбоме. Помимо отличного звука и сверхэмоциональной реакции публики, особенно запомнилась ночнушка, в которой залу явился ударник группы. Особенно, когда он крутился в ней, встав на табуретку, что само по себе являлось обычным для концертов этой группы действием. Ну и финальным штрихом стал Чилли, полезший куда-то в толпу в другом конце первого ряда, что, видимо, тоже стало традицией для Palma Violets. В целом, трудно не получить удовольствие от такого мастерства, но так же трудно получить его от такого музыкального материала… Каждому свое.

По окончании сета нас больше всего волновало то, как нас помяло за последние полчаса, но не в контексте полученных травм, а в контексте травм, которые нам грозили во время сета Майлза Кейна, ведь опыт посещения его концертов в Манчестере давал представление о том, как беснуется толпа во время его выступлений.

Miles Kane. Photo by Richard Gray. Source: http://thefourohfive.com

Однако, к нашему удивлению, с таким эмоциональным залом на таком бьющем энергией сете оказалось намного комфортнее, чем на Palma Violets и даже, чем на Peace, что никак не объяснялось меньшим градусом накала выступления Кейна. Уже первый трек Give Up вынес зал, как говорится, с крышей. Трек за треком приходило осознание, как этот временами забавный и с виду надменный молодой человек вырос в личном и профессиональном плане за те пару лет, что слушатели имели счастье наблюдать его в сольном плавании. Единственный, пожалуй, музыкант на большой современной сцене, делающий настоящий олдскульный рок-н-ролл, возможно, потерял в свежести и восторженности, но приобрел уверенность в себе, уже не приправленную юношеской бравадой, распелся, избавился от сценических действий, которые раньше могли показаться смешными… Майлз Кейн в преддверии второго альбома — настоящий взрослый артист. И грядущий альбом, судя по материалу, сыгранному на NME Awards Tour, обещает стать одним из самых ярких в году, если не в десятилетии. Зал поет с ним от начала до конца, а на новых треках хочется кричать хоть что-то, чтобы дать выход эмоциям и энергии, порождаемым выступлением Кейна. Майлз вырос, окреп, перешел в стан профессионалов, но это совсем не значит, что он перестал любить то, что он делает, любить свой зал, и уж точно из его глаз никуда не делась отличающая его от столь многих искра и благодарность, которую в них легко увидеть после каждого допетого залом куплета, каждого стихшего шквала оваций, тем более, каждого завершившегося сета… В Брикстоне переполненный эмоциями Кейн даже разбил гитару о сцену, что осталось одним из ярчайших впечатлений шоу, и поставил этим точку не только в своем участии в NME Awards Tour, но и в сомнениях всех, кто еще мог до этого момента относится к нему, его творчеству и карьере со скептицизмом.

После выступления Майлза зал еще долго распевал гласные из Come Closer, не давая артисту уйти. Я, в свою очередь, искренне недоумевала, почему не он хедлайнер этого тура, что было во многом связано с тем, что я так и не заставила себя послушать альбом Django Django. Спутницы, уже «полетавшие» под них в Манчестере, пообещали мне, что я тоже «улечу», хотя несправедливость нехедлайнерства Кейна оспаривать не стали.

Django Django. Photo by Richard Gray. Source: http://thefourohfive.com

Но уже почти с самого начала выступление Django Django, которых, как я уже говорила, впервые я услышала живьем здесь же, расставило все точки над «и». Это другой уровень, вообще другая Вселенная — это Космос. До такого уровня еще далеко не только другим артистам этого замечательного вечера, ни одного из которых язык не повернется назвать непрофессиональным, но и вообще большинству тех, кого я видела в своей жизни на сцене. Уже музыка коллектива сама по себе является удивительным сочетанием по-африкански сильных ритмов, по-британски пронзительных риффов, ненавязчивой электроники, в то же время, каких-то временами фольклорных инструментов, но при этом понятных текстов, положенных на эту удивительную музыку самым популярным и доступным образом. В дополнение к уникальному звуку завораживает каждый элемент их живого шоу, так идеально продуманного, выверенного и отточенного, но в то же время не потерявшего души, как это бывает с большими стадионными шоу успешных звезд. И одновременно этот квартет не уходит в себя, как четверка, открывавшая вечер, а обращается к публике и ищет ее отклика. Хотя очевидно, что зал на такое выступление более чем отзывчив, не считая, конечно, того, что каждый по-своему погружен в эту музыку. Танцпартер не скачет и не беснуется, а танцует, плывет, тонет, улетает, теряет и находит себя в звуке, визуальных образах позади сцены, движениях участников группы и их манипуляциях с многочисленными инструментами… Хотя, конечно, в первую очередь завораживает, как два голоса сливаются в унисон и создают ни с чем не сравнимый вокал. Можно часами описывать чарующими общими фразами сет этой удивительной группы и при этом ничего не рассказать. Потому что это нужно увидеть своими глазами, а главное, прочувствовать своими ушами, телом и душой. Меня пробрало настолько, что отдельные мелодии стучали в голове еще минимум сутки после концерта, и это доставляло неимоверное удовольствие.

Чудесный вечер завершился вопреки желанию собравшихся, и мы побрели к станции метро Брикстон (опускаю часть о том, как я много минут стояла в очереди за своим пальто и невольно выяснила мнение отдельно взятой общественности о том, насколько божественен Майлз Кейн). Вспоминались «настроение» Харри, крики Чилли, разбитая гитара Майлза, танцы басиста Django Django… но главное, внутри продолжала играть музыка, у каждого своя, которую невозможно было передать никакими словами.

Хочется добавить, что осознание того, какой большой это был вечер, пришло не сразу. Каждый увидел своих кумиров, открыл для себя что-то новое, но чувства чего-то глобального и важного в самом начале после концерта не было. Оно пришло намного позднее с осознанием того, что эти молодые люди, представшие нашим глазам 23 февраля 2013 г. на сцене лучшей (не будем притворяться, что это не так) лондонской площадки, — будущее британской и мировой музыки на следующие 5-10 лет, а хочется верить, что и намного дольше. Видеть их сейчас, такими, под одной крышей, на одной сцене, может через много лет оказаться одним из сильнейших музыкальных впечатлений. И вот когда это все осозналось, стало наконец возможным написать это ревью, зревшее в наших умах не одну неделю. NME Awards Tour 2013 многое нам дал, и мы хотим поделиться частичкой этого с вами. Надеемся, нам удалось.

(с) Текст — Анна Алпатова, Маша Полякова, Альбина

Использованы фотографии Richard Gray с сайта thefourohfive.com

Реклама